ТВОРЧЕСКИЕ ВСТРЕЧИ С ПИСАТЕЛЯМИ НА ФОРУМЕ "БЕЛАЯ АКАЦИЯ - 2017"

Творческая встреча с детским писателем Николаем Прокудиным (Санкт-Петербург) состоялась 26 мая 2017 года в Ставропольской краевой детской библиотеке  им.
Комментарии (0) Сообщение от admin /  09.06.2017

Творческая встреча с детским писателем Николаем Прокудиным (Санкт-Петербург) состоялась 26 мая 2017 года в Ставропольской краевой детской библиотеке  им. А.Е. Екимцева. Вот что рассказал детям один из самых популярных прозаиков, председатель секции военно-патриотической, приключенческой и детективной литературы Союза писателей Санкт-Петербурга, творчество которого хорошо известно на Ставрополье.

 5  4  2

Н. Прокудин:   Сколько себя помню – у нас в доме было много книг, и я все время что-то читал. Книги доставали всевозможными уловками, ведь была эпоха повального дефицита. В дефиците было все: колбаса, обувь, одежда, мебель, машины, туалетная бумага (её за Волгой не было «в природе»), жильё. Да почти всё было в дефиците – легче перечислить, что было легко доступным. И конечно книги,  особенно детская литература!

  Если кто-то из друзей добудет интересную книгу, то  в классе выстраивалась очередь чтобы поскорее прочитать: ты даёшь счастливому обладателю шоколадку или мороженое, а он тебе на три дня книжку. Помнится, именно так в нашем классе по рукам ходил увесистый томик «Незнайка на Луне». И вот дали почитать, увлекся, но прочитать не успеваешь за три дня, и… читаешь ночью при свете фонарика, накрывшись с головой одеялом!

 В четвертом классе хоккей и чтение отнимали много свободного времени и у меня появились тройки. Эх, тройки это такая гадость для хорошего ученика, который совсем недавно был отличником. А  уж если тройки завелись, то от них трудно избавиться. Всему виной были лень и отсутствие усидчивости. Сразу после уроков мы с приятелями бросали дома портфели, и наша компания мчалась во двор играть в футбол или хоккей, строить снежные крепости с тоннелями и бастионами. Особенно интересно было лепить по свежему снегу, когда он липкий и пушистый. И, главное, чистый. Ведь стоило снегу полежать день-другой, как на него оседала   угольная пыль и покрывала черновато-серым слоем. Снег после этого становился пепельным и отдавал запахом котельной.

 Учеба постепенно отходила на второй план, делать домашние задания было скучно, из предметов меня интересовали лишь литература и история. Чтение было самым увлекательным занятием! Я был записан в трех библиотеках: школьной, шахтовой и районной и дружил с библиотекарями. Это сейчас такая дружба не нужна детям для чтения. А в те годы она была просто необходима, если хочешь прочитать увлекательные книги. Ведь библиотекари давали самые интересные книги только активным и хорошим читателям. Что значило быть хорошим читателем? Вовремя сдавать книги, не мять страниц, не делать самолетики из страничек, не чиркать на них каракули, а когда сдаёшь книгу –  поговорить с библиотекарем, обсудить прочитанное. Тогда тебя замечали, запоминали, и выдавали дефицитные книги. Эти лучшие книги лежали в отдельных шкафах и под столом, под «полой».

Я был хорошим и прилежным читателем, и у меня дома, порой, скапливалось пятнадцать-двадцать библиотечных книг. Но тройки во второй четверти меня сгубили. Мать боролась за успеваемость, а я её подводил. Она забрала у меня детские книжки и сказала, что вернёт их, лишь тогда, когда тройки исправлю. Что делать? Сдать книги не могу – дружба с библиотекарями прервалась…

На что можно исправить злополучные тройки? На четверки и пятёрки! А можно и на двойки…

 И что самое ужасное –  мне запретили целую неделю играть во дворе. Мама так и сказала, мол, всё делаю для моего блага, а то на уме только хоккей, улица и книги, пока она на работе.

- Сиди дома и учись!

- Постараюсь, исправлюсь! – торжественно пообещал я и через пару дней пошёл записываться в городскую библиотеку. Новые книги я спрятал под ванную. Пару дней я спокойно читал, а потом мой тайник был раскрыт. Меня сильно ругали, наказали ещё неделей без улицы. Теперь все каналы чтения были окончательно перекрыты.

В ту зиму ударили трескучие морозы. Несколько дней я прилежно учился: корпел над задачами, зубил правила и параграфы, но мне это дело быстро наскучило. Чем себя днем занять? По телевизору днём смотреть ребёнку нечего, показывают скучищу. И тут я обратил внимание на стеллаж с книгами родителей. Там стояли собрания сочинений Чехова, Толстого, Чапыгина, Гюго и другие отдельные томики разных автором.

 Начал с фантастики: взял в руки книгу Войскунского и Лукодеянова под названием «Плеск звездных морей». Прочел запоем – здорово! Полистал томик Алексея Толстого: «Аэлита» и «Гиперболоид инженера Гарина». Захватывающе! Какие интересные книги у взрослых! Отныне я влюбился в фантастику. Потом прочитал «Петр Первый», «Хождение по мукам», «Эмигранты». Тоже занятно, я ведь любил историю! Том за томом прочитал все его повести и романы. Затем взялся за Алексея Чапыгина: «Степан Разин» и «Гулящие люди» о великой  русской смуте. Тоже оказалось интересно и увлекательно. Далее, с трудом, но осилил эпопею «Отверженных» – Виктора Гюго, и запоем прочитал романы «Собор парижской богоматери», «Человек который смеётся», «Девяносто третий год».

 Бр-р-р! Какие жуткие и тяжелые вещи! И какие были мрачные времена! Позже приступил к Антону Павловичу Чехову. Почитал выборочно рассказы. В десять лет мне они показались скучными…

Мама и не подозревает, чем я днём занят, что читаю часами напролет. А я жадно читаю взрослые романы! Тройки ни шатко, ни валко, но исправились на четверки, после новогодних каникул учеба окончательно наладилась…

 Однажды к нам пришла компания взрослых. Гости сидели и что-то праздновали в зале, там, где стояла этажерка с книгами. Молодые женщины с интересом рассматривали, что у нас стоит на полках, ведь книги в те годы были в большущем дефиците, приобретались исключительно по подписке на предприятиях или на талоны за сданную макулатуру. Помимо застолья, разговорились о литературе. Это сейчас молодые женщины говорят в основном о косметике, одежде и сериалах, а тогда говорили и о литературе… Едва заговорили о книгах – я вмешался и поправил!

- Там не так написано!

- Что ты лезешь? Откуда ты знаешь, что именно написано в «Хождении по мукам»? – отмахнулась мама.

- Я читал! Я знаю!..

- Что ты читал? – не поняла мама.

- Все что тут стоит! Я все прочитал кроме «Великого Мурави». Не понравилось запоминать сложные грузинские фамилии и имена…

- Как это ты всё читал? – не поняла мама и окончательно растерялась.

- А так! Взял и одну за другой прочитал, когда ты меня лишила детской литературы.

- Кто разрешил тебе читать взрослые книги?!

- Но ведь ты забрала у меня все детские! – ответил ей я, под дружный смех друзей и подруг.

 - Будет писателем! Какая у вашего ребёнка замечательная тяга к чтению! Молодец! – похвалил один из гостей. – Ты заслуживаешь шоколадку.

Мужчина угостил меня шоколадной плиткой и подарил рубль.

- Он заслуживает ремня, а не шоколадку. Ему велено было учиться и исправлять тройки!

- Я их и так исправил, - шмыгнул я носом. – Других заставляют читать, а я добровольно…

Мама притащила пачку арестованных детских книг и вернула со словами:

- Забирай! И прекрати читать взрослую литературу! Ты еще слишком мал и ничего не смыслишь в этом!

 Детские книги мне быстро вернули, но взрослую литературу с тех пор я читать так и не прекратил, и, в конце концов, дочитался до того, что сам решил начал писать роман! Мне есть, что сказать этим  взрослым!

 Это случилось на пару лет позже: я купил толстую тетрадку почти на 200 страниц и начал писать. Исписал одну страничку, начал писать на второй… Мысли кончились, силы и желание писать иссякли… и на этом написание моего гениального романа завершилось! Я уже и не помню, о чем был тот мой гениальный роман…

 … А писать романы я начал по истечении почти двадцати лет службы в  армии, по выходу на пенсию…

Писателями становятся по-разному, и каждый из нас по-своему приходит в этот литературный «цех», главное чтобы у человека были склонность к сочинительству, конечно же, желательно иметь талант, и добавление к первым двум – усидчивость и трудолюбие. Написал букву, потом слово, слова сложил в предложение, далее страница. Перечитал, не понравилось – стер, порвал, переделал, снова и снова. Потом из готовых страниц вырисовывается глава, из глав – повесть или роман, или эпопея… Ну и если к таланту приложится удача – успех обеспечен! И как говорится, если не можешь не писать, и тексты получаются – пиши, а если не умеешь – лучше не трогай ручку и бумагу (в наши дни клавиши компьютера).

 Лично я, не сумев совладать с желанием написать рассказ о событиях войны в Афганистане, как никак за плечами 2 года войны, участие в 42 –х боевых операциях (трилогия «Вернуться живым»).  Потихоньку и втайне от всех начал свою литературную деятельность. Хотел сочинить рассказ, а вышла из-под пера целая эпопея. Жена заметила рукопись, заинтересовалась, выразила желание прочитать книгу. Проявил настойчивость и упорство, даже я бы сказал нахальство, и мне удалось издаться. Повезло! Однажды, когда были написаны и изданы несколько книг в разных издательствах, после презентации нового романа о войне, мы  возвращались с банкета домой, дочка-первоклассница заявила:

– Папа, ты пишешь всякую ерунду! Война, война, одна война! У  тебя почитать нечего. Сам читай про свою войну. Вот сочини детскую книгу, тогда я поверю, что ты настоящий писатель…

Я ей в ответ попытался возразить:

– Юля! Почему я должен тебе доказывать, что я настоящий писатель? Меня приняли в Союз писателей, я получил литературную премию.

– Должен! Потому что ты мой папа! И ты меня любишь! А если любишь, то исполнишь желание…

Пришли домой. Я наскоро набросал на компьютере рассказик, прочитал ей как сказку на ночь.

– Здорово! Молодец! Вот видишь, у тебя получается! Ты можешь если захочешь! Старайся! Пиши детскую книгу!

Пришлось пообещать – написать сказку. Но легко сказать – гораздо труднее воплотить. Эх! Детская литература – это совсем иной мир! Надо видеть мир глазами ребёнка, перевоплотиться. Чтобы и без сюсюканья, но и без нравоучительного занудства. Да и писать для детей гораздо тяжелее, чем для взрослых – это взрослые читают всякую ерунду типа многотомных серий уже набивших оскомину дешевых детективов или авантюрных романов такого же пошловатого содержания. Своеобразное вторсырьё. А вот дети плохие книги не читают, дети преимущественно читают только интересные и хорошие!

для печати

0 Комментарии

Отправить комментарий